13:15 

Эпизод 15. Орихара Изая (часть 1)

amydarko
He saw her ‘change’ – and he smiled.
Настоящее время, напротив Общей Больницы Райры

— Орихара… Изая-сан.
Собираясь навестить Кадоту, который был сбит машиной, Казане столкнулась перед клиникой с одним человеком.
Не смотря на то, что он был одним из тех людей, с которыми она уже встречалась, этот человек запомнился ей особенно.
Орихара Изая.
Он был одним из немногих друзей её брата. Но их отношения отличались от той же дружбы с Кадотой.
Они были близкими друзьями, или, будет лучше сказать, имели нежелательную, но всё же неразрывную связь.
В этот момент в памяти Казане всплыло событие, произошедшее несколько лет назад, когда она всё ещё училась в средней школе.

Несколько лет назад, на пешеходном мосту где-то в Токио

— Ну что же, о чём пойдёт разговор?
Тем, кто произнёс это с ободряющей улыбкой, был ученик Академии Райра в чёрной униформе.
Казане всё ещё училась в средней школе, но ей доводилось слышать о нём время от времени.
Он вместе с её братом, который, в общем-то, не отличался талантом заводить друзей, руководил клубом биологии во времена средней школы. Но в то же время до Казане доходил слух, что этот человек ранил Шинру ножом.
Исходя из того, что после этого случая их отношения остались нормальными, Казане решила, что тогда произошло нечто не столь важное.
Хотя, по правде говоря, останавливаться на таком выводе было немного опрометчиво.

Возвращаясь к настоящему моменту, в этот раз инициатива о встрече исходила не от Казане, как это было в случае с Кадотой.
Она шла по улице в тот момент, когда её окликнули:
— А, Киномия Казане-чан, верно?
— Я слышал о тебе от Кадоты. Ты, вроде бы, хочешь побольше узнать о Шинре?
После этого ей было предложено поговорить на пешеходном мосту, но уже какое-то время Казане чувствовала лёгкий озноб.
И у этого дискомфорта была определённая причина.
«Кадота-семпай… разве он может так легко кому-то рассказать обо мне?»
Кадота имел понятие о той ситуации, в которой находилась Казане.
И он не казался ей парнем, который стал бы разбалтывать всем подряд её историю, если его об этом не просили.
Может этот Орихара Изая и был очень надёжным и неболтливым человеком, и Кадота доверял ему достаточно, чтобы всё рассказать, но на Казане эта личность совсем не производила такого впечатления.
— Эм… Вы правда узнали об этом от Кадоты?
В итоге, Казане захотела услышать это от него самого.
Не смотря на то, что в будущем она будет работать в области, где сможет бесстрашно задавать вопросы, в данный момент она была всего лишь школьницей.
Стоя напротив ученицы средней школы, человек, зовущий себя Орихара Изая, изобразил на своём лице лёгкое удивление, затем его губы растянулись в улыбке, и он ответил.
— Конечно, я солгал.
— Что…?
— Дотачин… Кадота-кун не из тех парней, кто любит сплетни.
Пока Казане стояла перед Изаей, так бесцеремонно сознавшимся во лжи, её снова охватило плохое предчувствие.
И всё же, учитывая тот факт, что на мосту помимо них были и другие люди, а так же то, что стоявший перед ней человек, несомненно, является другом её брата Шинры, она смогла подавить в себе порыв убежать.
— Но как вы…?
— Потому что разузнал. Шизу-чан… Тот монстр с крашеными волосами, ты ведь как-то раз говорила с ним.
— Вы имеете в виду Хейваджиму-сана?
— Знаешь, нет никакой надобности приставлять -сан к имени этого парня.
Облокотившись о перила пешеходного моста, он продолжил с натянутой улыбкой.
— А, неважно. Видишь ли, мы с ним враги, поэтому после вашего разговора я заинтересовался тобой. Тем более я стал частенько видеть тебя здесь последнее время. Подумал: да она же следит за мной!... Ох, я раньше был таким застенчивым, стыдно вспомнить. И вот решил, что пришло время моей популярности.
Произнеся это без намёка на смущение, Изая сузил глаза и продолжил:
— Я очень удивился, узнав про тебя. То есть, кто бы мог подумать, что у Шинры есть младшая сестра от другого отца.
— …!
— Тебе интересно, как я узнал? И кто мог сообщить мне твою личную информацию? Друг? Учитель? Или местные сплетни?
Сколько людей знают о твоей связи с Кишитани Шинрой? Мне стоит посчитать? Ах, точно, может ли быть, что твои родители не в курсе…
— Остановитесь, пожалуйста.
Теперь Казане не просто чувствовала, но и была убеждена в том, о чём говорили ей и рассудок, и инстинкты: что стоящий перед ней человек был опасен.
— А, прости, прости. Перейдём к делу, давай поговорим о Шинре. Честно говоря, этот парень совсем не умеет выбирать друзей. Одна его дружба со мной служит достаточным доказательством.
— …
— Но есть гораздо более опасный парень, чем я, с которым водится твой старший брат.
В следующий момент с лица Изаи исчезла улыбка. Прищурившись, он произнёс имя определённого человека.
— Ты же знаешь, о ком я? Этот Хейваджима Шизуо. У него человеческое имя, но на самом деле он монстр.
— … Хейваджима-сан?
— О, можешь не притворяться, что не в курсе. Ты должна была понять. Весь город обсуждает то, какое он чудовище.
— Но… Он на самом деле хороший человек...
Услышав её защищающие слова, Изая продолжил, немного повысив голос.
— И что, раз он хороший, ему простительно кидать автомат с газировкой в другого человека? Если однажды телефонный столб, которым он будет размахивать, ранит Шинру, ты продолжишь утверждать то же самое?
— Это…
— Не то, чтобы я тебе угрожал. Просто напоминаю, что такая возможность существует.
Сжав руками поручень, Изая посмотрел на небо.
— … Ну, так как? Хочешь вместе устранить этого монстра?
— …Устранить?
Эти слова были произнесены так непринуждённо, что она невольно смутилась.
Из уст того, кто носил школьную форму, такие слова как «устранить» кого-либо, произнесённые серьёзным тоном, а не в шутку, оставляли зловещее впечатление.
— Это просто. Есть кое-что, что можешь сделать только ты, как младшая сестра Шинры. Когда Шизу-чан будет буйствовать, приблизься к нему и сделай вид, что получила травму. Шизу-чан очень робкий, поэтому, узнав о том, что навредил семье друга, он постарается впредь держаться от него подальше. Я так думаю.
— Вы сошли с ума? Говорить такие вещи... Очевидно, что я не соглашусь в этом участвовать.
— Вот как? Даже не смотря на то, что я только что говорил? Если твоего брата Шинру заденет, когда этот монстр будет размахивать телефонным столбом, не будет ли уже слишком поздно?
— Это…
На секунду слова Изаи сбили её с толку, но она не обратила на них внимания и продолжила, глядя ему в глаза.
— Наверное, брат знает о Хейваджиме-сане гораздо больше, чем я. И если они до сих пор продолжают быть вместе, значит, они уже давно приняли это. Вот что я думаю.
— И что дальше?
— Напротив, вас я могу считать ещё опаснее, чем Хейваджима-сан. Но даже так, если брат считает Орихару-сана своим другом, значит, думаю, брат видит в Орихаре-сане что-то, чего не вижу я. Поэтому я не собираюсь ничего говорить на этот счёт. Так же и с Хейваджимой-саном. Я с самого начала не имею никакого права что-то предпринимать на счёт друзей своего брата.
В ответ Изая выглядел немного удивлённым честностью Казане.
— Поразительно. Не ожидал услышать таких слов от ребёнка. Да ещё и ответ был дан так быстро…
— …Нет, Шинра ведь тоже способен рассуждать, как взрослый. Так что правильнее будет сказать «как и ожидалось от брата и сестры»… Не смотря на то, что вы выросли в разных условиях. Интересно.
— Орихара-сан тоже совсем не похож на старшеклассника.
— Я принимаю похвалу. …И всё же, вот отстой.
— А? О чём вы?
Изая ответил Казане, вопросительно склонившей голову, его тон был отчуждённый.
— По правде говоря, я пришёл сюда сообщить тебе варианты и заставить выбрать.
— Выбрать?
— Да, между воплощением насилия, коим является Шизу-чан, и мной, человеком, пытающимся использовать тебя против монстра, которого я презираю, - кто из нас, по-твоему, больше подходит на роль друга твоего брата. Как-то так. Само собой, логичнее будет пожелать избавиться от обоих из нас…
Он сделал секундную паузу, криво усмехнулся и вздохнул, прежде чем продолжить.
— Даже не думай заявлять, что признаёшь обе стороны как друзей твоего брата. Я буду давить, пока не сделаешь выбор.
— Если я сделаю выбор, отвечающий вашим требованиям... что случится тогда?
— Ничего. Я всего лишь отнесусь к этому выбору с уважением и постараюсь действовать исходя из него. Если ты решишь, что я не гожусь ему в друзья, я оборву все связи с этим парнем.
Не посчитав это шуткой, Казане повысила голос и спросила в недоумении:
— Оборвёте все связи? Вы так просто об этом говорите…
Усмешка Изаи растянулась ещё шире, и он произнёс очень весёлым тоном:
— Ах, какое же выражение будет на лице сестры Шинры в этот момент? Потому что будь это он, то наверняка бы просто произнёс «хмм», а затем дал короткий ответ. Или же моё заявление осталось бы проигнорированным. Я, видишь ли, тоже иногда испытываю трудности в попытках лучше понять твоего брата.
— …
Если слушать внимательно, в чрезмерно весёлых словах Изаи можно было уловить серьёзность.
В его речи было скрыто сильное внутреннее напряжение, и Казане ощущала в этом влияние брата.
Даже помня о своём плохом предчувствии, Казане пыталась продолжить следить за его рассказом, но…
— Серьёзно, мне никогда не удаётся предсказать его действий. Прямо как сейчас.
— Что?
— Э-эй! Орихара-кун! Что ты там делаешь?
— !
По тому, как усмехался Изая, и учитывая исходивший позади неё голос – догадка Казане подтвердилась.
В следующий момент она, ни разу не оглянувшись, бросилась спускаться с пешеходного моста, словно испуганный кролик.
— А? Кто это был? Неужели снова какая-то девушка решила признаться тебе?
В ответ на слова только что появившегося друга Изая повёл плечами и горько усмехнулся.
— Всё наоборот.
— …Я сделал признание, но меня отвергли.

URL
   

перевод Epitome of Eighteen Histories

главная